Постдрамбалет в «Приюте комедианта»

Три товарища? Ю. Смекалова

Новый спектакль Юрия Смекалова в театре «Приют комедианта» впечатляет еще в момент чтения афиши: то есть как это снова премьера?! Ведь два месяца назад прошла его другая громкая премьера, и не отшумели еще страсти по «1234». Работоспособности и творческой плодовитости Смекалова позавидовал бы даже мастер Петипа.

«Три товарища?» снабжены интригующим подзаголовком «О чем молчит балет?». В программке нам обещают приоткрыть завесу тайны над закулисьем балетного мира (что всегда притягательно – увидеть обычно недоступное) и рассказать «реальные истории танцовщиков одного из главных музыкальных театров».

Юрий Смекалов и Александр Челидзе. Источник: http://pkteatr.ru/theatr/performances/tri-tovarishcha

Идея сама по себе может и не очень нова, но беспроигрышна в смысле неослабевающего зрительского интереса: показать «человека» за артистом – это ли не главная задача глянцевых изданий, телевизионных ток-шоу и youtube каналов? А вот параллель «потерянного поколения» Ремарковских «Трех товарищей» и балетных пенсионеров – неожиданная и довольно меткая. Каждый, кто причастен к балетной «индустрии», хорошо понимает этот главный артистический стресс-фактор: 10 лет учебы – начало карьеры в 19 лет – развитие карьеры – пик карьеры к 32 – 34 годам – пенсия в 35 лет! И счастье еще, если этот замкнутый оранжерейный мир не выплюнет тебя как пережеванную жвачку, а оставит доживать век в недрах своих (на позиции репетитора, преподавателя, балетмейстера). А если нет? Вот и получается, что этот жестокий бог-балет низвергает своих эфемерных созданий с небес на землю, вроде бы молодыми и полными сил, но совершенно неприспособленными к жизни. И бродят они, неприкаянные, словно серые тени, берутся то за одно, то за другое дело, но ничто не спорится у них в руках, а главное, ничто не радует их отравленные навсегда бациллой Балета души.

Виталий Куликов и Юрий Смекалов. Источник: http://pkteatr.ru/theatr/performances/tri-tovarishcha

Пьеса (Юрия Смекалова и Александра Цыпкина), собственно, об этом. О страхах и сомнениях танцовщиков предпенсионного возраста, сожалениях о несделанном, ностальгии в сослагательном наклонении («а если б тогда…»). Герои пьесы не совершают поступков, не делают выбор, не прорываются против течения. Они – почти мы – обычные люди, со своими обычными чувствами, но, в силу обстоятельств, существующие в необычном мире. Трогательные личные истории, захватывающий сюжет с неожиданной развязкой приправлены сугубо профессиональными нюансами и признаками «реалистичности» (так например, упоминается В. С. Десницкий – действующий, бессменный  на протяжении лет 30 преподаватель дуэтного танца в АРБ им. Вагановой, а имена балетных персонажей совпадают с именами артистов).

Знаками реалистичности и современности насыщено и решение пьесы: на сцене видно пол-автомобиля (вторая половина как бы за кулисами), колеса которого крутятся посредством цифровой голограммы, главный герой разговаривает по телефону с помощью гарнитуры hands-free по громкой связи (на весь театр), в душевой кабине в гримерке усердно моется обнаженный (ну почти обнаженный: в одном бандаже) артист балета.

Традиционная балетная пантомима уступила место актерской игре «взаправду», невнятные пластические рассказы заменены патетическими монологами и задушевными беседами, а танцы… Танцы остались: они прорежают насыщенное драматическое действие, украшают его и нагляднее иллюстрируют образы героев. Но, по большому счету, если танцы оттуда убрать, спектакль не понесет серьезного урона. То есть у хореографии в «Трех товарищах?» прикладная, декоративная функция. И, кажется, мы такое уже проходили.

Советская хореодрама 1930х – 1950х годов (так же известная под термином «драмбалет»), начав за здравие и создав шедевры наследия XX века (балеты «Бахчисарайский фонтан» Асафьева – Захарова, «Ромео и Джульетта» Прокофьева – Лавровского), кончила, как известно, за упокой – кризисом самоидентичности балетного театра. Когда-то в конце XVI века в синтетическом спектакле «Цирцея и нимфы» (где пели, говорили и танцевали) танец вдруг стал движущей силой действия, а не просто украшением. Этот момент – поворотный для истории балетного театра: произошло его самоопределение как жанра. И вот в середине XX века балетмейстерам нужно было извернуться, чтобы найти сюжетное оправдание для танцев в своем балете. Балет стал филиалом литературы[1], утратив свое отличительное выразительное средство – танец.

Спектакль Юрия Смекалова «Три товарища?» приходится рассматривать именно в этой жанровой категории, несмотря на все черты современности присущие ему. И потому, довольно трудно писать об особенностях исполнения: выходит, что артистов балета надлежит оценивать по критериям драматической актерской игры, то есть рыбу – по умению лазать по деревьям. А с точки зрения танца, все просто: Юрий Смекалов – «красив как Аполлон» (это его сценическое амплуа), Александр Челидзе неподражаем в своей специфической пластике (а маленьким бонусом его поклонникам стало небывалое зрелище: Челидзе в трико делает экзерсис у станка), Виталий Куликов не очень выделялся на фоне профессионалов отсутствием балетной практики, а Виктория Литвинова старательно перевоплощалась в разных пластически персонажей.

Виктория Литвинова. Источник: http://pkteatr.ru/theatr/performances/tri-tovarishcha

Сценография спектакля (художник-постановщик Андрей Севбо) изобилует интересными решениями. Логично разграничивают пространство многофункциональные полупрозрачные ширмы, натуралистично воспроизведенные барная стойка и обстановка артистической грим-уборной незаметно сменяют друг друга, а полмашины на сцене – видимо, цитата из спектакля Т. Багановой «После вовлеченности. Диптих. Часть II» (аккурат в 2017 году восстановленного в репертуаре «Провинциальных танцев»).

Подводя итоги, спектакль «Три товарища?» Юрия Смекалова отнесем к разряду must see: это, безусловно, заслуживающее внимание явление театральной жизни и свидетельство неустанного поиска неутомимого балетмейстера. Но самого автора балета предостережем от соблазнительного, но опасного сдвига в другую жанровую плоскость, где действуют другие законы и требуются другие навыки. 


Источник: http://pkteatr.ru/theatr/performances/tri-tovarishcha

[1] Высказывание принадлежит историку балета Л. Д. Блок

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s