Коронавирусный контекст

Как мы все уже соскучились по живому театру! Как много, оказывается, значит в нашей жизни совместное разделение зрительского опыта! Как уточняется функция театра: раньше мы ходили на спектакль коммуницировать с произведением искусства, сейчас становится очевидным, что театр нам нужен и для общения между собой!

Фестиваль «Context. Diana Vishneva» открылся в этом году в формате «вживую». Для Москвичей. Петербуржцам повезло меньше: назначенный на 16 октября показ Вечера молодых хореографов отменили в связи с карантинными ограничениями. И конечно, можно утешаться мыслью о том, что повезло отдаленным регионам – ведь у бОльшего количества зрителей появилась возможность посмотреть трансляцию из Москвы, но все равно очень обидно…

Диана Вишнева рассказывает о фестивале

Context делает вообще-то большое и хорошее дело. Фестиваль взял на себя просветительскую миссию, ту самую, которую ни одна государственная институция не реализует на сегодняшний день. Показы спектаклей зарубежных компаний, мастер-классы, лаборатории, лекции, интервью, обсуждения… Но главное и самое ожидаемое ежегодно событие – конкурс молодых хореографов. Это на самом деле знаковое мероприятие для всего отечественного танцевального сообщества. И все следят за ним. Кто-то с восхищенно, кто-то с осуждением, кто-то с завистью, а кто-то с недоумением – но следят все. Потому что фестиваль не только устраивает смотр «свежей крови» и калейдоскоп новых имен, но вытаскивает эти имена на поверхность, оказывает поддержку начинающим хореографам в той или иной форме, поддерживает их на плаву, создает трамплин для прыжка выше. И сколько бы ни было возгласов про «не очень молодых» и «не очень современных», Context делает свое дело – контекстуализирует тех, кто вчера еще находился в поле андеграунда. Собаки лают, а караван идет, знаете ли…

В многострадальном 2020 году на финальном «Вечере молодых хореографов» были представлены пять работ пятерых счастливчиков. Только представьте: 5 человек искали возможности проведения репетиций вживую, арендовали залы в условиях, когда закрыто все, ставили авральным образом, вкладывали душу, понимая, что в любой момент может все отмениться. Буду ли я злопыхать и разносить их в клочья за художественные провинности? Нет. Я обниму их мысленно, и скажу: «В добрый путь, ребята! Держитесь!»

«ZI-MA» Ирины Сергеевой

Особенную нежность питаю к Ирине Сергеевой и Эрнесту Нургали, не потому что знакома с ними лично, а потому, что знакома с их работами – они оба представляют на фестивале Санкт-Петербург. Ирина – наследница серьезной балетмейстерской традиции. Она выпускница мастерской, а впоследствии и ассистент Николая Николаевича Боярчикова, Петербургского балетмейстера-интеллектуала. Сергеева с замечательной для профессионала легкостью распоряжается сценической площадкой, выстраивает драматургию хореографии, играет кинематографическими приемами. Ее работа «ZI-MA», сделанная для фестиваля – негромкая, меланхоличная, словно проговоренная шёпотом. Спокойное раздумье и Принятие (себя, обстоятельств, смертности всего сущего) составляют «мелодию» этого номера. Аккомпанементом же идет Красота. Красота, которой сегодня так отчаянно не хватает в жизни.

«Gentle hearts» Эрнеста Нургали

Эрнест Нургали – олицетворение мужества и целеустремленности. Эрнест – первопроходец, самородок, человек-сделавший-себя-сам, давно стал объектом моего уважения как личность и художник. Честность художественного высказывания при выверенной до мелочей филигранной работе хореографа – отличительная черта творческого почерка Эрнеста Нургали. Его дуэт «Gentle hearts» – работа интимная, хрупкая, но смелая по теме высказывания. Я понимаю, что каминг-аутами на тему однополой любви сейчас уже удивить сложно, но на балетной сцене – это все еще новость. Как часто в балетном театре можно увидеть подлинно личное высказывание? Когда последний раз автор балетного спектакля / миниатюры выразительными средствами и композиционными методами балета обнажал душу? Делался уязвимым? Не прятался за стену трюковой виртуозности, иронии, цинизма? Эрнест не прятался. Два его «бога танца» в этот раз на сцене были удивительно лиричны и ранимы (что противоречит сформированному за десятилетия образу героической мужской груди, разрезающей воздух в самозабвенном полете). Нежные касания, деликатные поддержки, волнующие взаимодействия не танцовщиков, но их душ, наверное…

Современный танец? Нет. Но искусство сегодняшнего дня наверняка, на которое я, лично, готова смотреть еще и еще. Голосовала я, правда, не за Эрнеста. Знала, что он и так справится! И он справился! Еще как!

«Gentle hearts» Эрнеста Нургали

Добротной показалась мне работа Ольги Рыжковой «Клетка»: впечатляющая техника танца, динамика движения и работа с пространством. При отсутствии явного повествования, сохранялось ощущение какой-то интриги, державшее в напряженном внимании. Примечательны и артисты (Воронежский камерный театр), органично и уместно смотревшиеся в такой хореографии.

Несколько странно выглядел «Астматический этюд» Игоря Булыцына в контексте Context’а. Он, наверное, неплохо вписался бы в лабораторию молодых хореографов Мариинки (там такое в большинстве), а здесь он смотрелся аляповатой архаикой. Нет, я «за» плюрализм дефиниций современного хореографического искусства и эволюцию классического танца тоже поддерживаю. Но данный опус, в общем, не эволюционировал особенно.

«Астматический этюд» Игоря Булыцына

Самый неоднозначный номер конкурсной программы «sak-sok» Нурбека Батуллы явил собой смесь медитативной практики, татарского фольклора и современного танца. Даже через экран воздействие танцовщиков было почти физически ощущаемым. Чувство магического, ритуального, сакрального не покидало весь номер. Вмешательству в эту зону человеческого восприятия интуитивно сопротивляется все мое существо. Но может быть, это и есть современный танец? Может, таким и должен быть новый механизм коммуникации арт-объекта со зрителем? Во всяком случае, это странный выбор для фестивальной программы. Кроме того, медиа-художники не поскупились с цифровыми спецэффектами и от души всыпали в эту постановку весь имеющийся арсенал, что тоже несколько затрудняло восприятие.

«sak-sok» Нурбека Батуллы

Чрезмерное обилие спецэффектов, пожалуй, самый заметный промах вечера. В остальном же, трансляция была организована качественно, на свежеразработанной платформе фестиваля.

2 комментария

  1. Спасибо, Мария, что вводите нас в мир искусства, в мир театра, в мир танца
    . Я с удовольствием прочитала многие твои записи.Чувствуется, что это твоя ЖИЗНЬ! С ностальгией вспоминаю наши поездки на все премьеры Донецкого музыкально-драматического театра. Сейчас, увы, это невозможно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s