Ковидные танцхроники

Послековидные итоги еще подводить явно рано, но вполне можно вести некоторые ковидные хроники танцевального Петербурга – к юбилею антиковидных ограничений.

Ситуация сложилась странная: все вроде бы жестоко ограничено и запрещено, но все как-то кипит и движется. Это тем более удивительно, что стоны об отсутствии денег слышны со всех сторон. Однако ж, бывает, что вечером бедному балетному критику, хоть разорвись – такой богатый выбор танцевальных событий предоставляется.

Прочную позицию в презентации различных форм современного танца заняла площадка Escabo contemporary dance stage. Это гостеприимное пространство приютило у себя и показы образовательных проектов, и премьеры молодых хореографов, и гастрольные спектакли уже опытных… Билеты разлетаются, как горячие пирожки, и в целом, пожалуй, Escabo вполне может претендовать на положение регулярного репертуарного театра, того места, где всегда можно посмотреть современный танец.

«In|Out way» Ольги Лабовкиной

Последнее, что мне удалось посмотреть там – спектакль Ольги Лабовкиной «In|Out way» — надежный образец современного танца.  Моноспектакль этот изначально создавался в коллаборации с Анной Озерской (танцовщицей Göteborgsoperan), но в последствии стал личным высказыванием Ольги и оброс индивидуальными подробностями. Спектакль внятно структурирован, держит в напряженном внимании. Повестка легко опознаваема – рамки, которые мы себе создаем, за которые боимся выйти, которые тащим с собой в новые жизненные этапы. Комичные моменты связаны с попыткой героини «вписаться» (буквально и метафорически) в рамки любой ценой и сохранением устойчивой формы, когда она оказывается вне рамок.

Тема личных границ раскрыта здесь не в противопоставлении индивидуума обществу, но в его личных пограничных состояниях. Похоже, минского хореографа интересует состояние «между»: еще не внутри, но уже не снаружи, еще не вертикально, но уже не горизонтально – и поиски пути в этих переходных состояниях. Здесь довольно мало танца и еще меньше тела. Вернее, интерес к телу здесь несколько поверхностный – соотнесение его формы с ограничивающими пространство рамками (каркасами дверей).

Но, вдруг, один фрагмент резко разворачивает все действо в сторону современного танца в самом что ни на есть авангардном проявлении: танцовщица, взвалив себе на плечи шестнадцатикилограммовый каркас двери, взгромоздилась на полупальцы и вот так на цыпочках, имитируя грациозную легкость, двинулась через всю сцену. Сопровождалось это шествие громогласным пением залихватской народной песни, периодически прерываемым ободряющими уговорами, адресованными себе же. Примерно так я машину уговариваю в сугробе припарковаться: «ты же умница, ты справишься! Смотри, как у тебя хорошо получается!» И вот это несоответствие внешней театральной формы и нескрываемой физической подноготной и становится максимально интригующим с точки зрения основной повестки современного танца – тела. Позволю себе назвать это «драматургией телесности». В спектакле Ольги Лабовкиной она выстроена блестяще!

«In|Out way» Ольги Лабовкиной

Наметившуюся тенденцию создавать спектакли в качестве итога образовательного курса я уже неоднократно отмечала. И в текущем сезоне в Escabo показали (и продолжают показывать) немало таких спектаклей. Художественная ценность их различна, впрочем, различны и сами курсы: целью одних является в сжатый период сделать интенсивный «вброс» технических навыков танцовщикам, другие же рассчитывают на длинную дистанцию, третьи набирают уже опытных танцовщиков для совместной постановки спектакля, четвертые работают с любителями, постепенно стирая границы между отраслями индустрии – любительским танцем и профессиональным.

Любопытна новая тенденция (поправьте меня, если преждевременно делаю выводы) – в большинстве показов образовательных курсов было замечено городское танцевальное студенчество. И это странно. Студенты хореографических программ ВУЗов, казалось бы, должны на учебе исчерпывающе реализовывать свою страсть к танцу (а иначе зачем бы они поступали на эти программы?). Но они заполонили коммерческие образовательные проекты всех сортов. Почему? Потому, вероятно, что ВУЗы в сезоне 20/21 могут предложить им исключительно танцы в Zoom’е. И это беда! Если платные ВУЗовские программы худо-бедно выживают (им пошли навстречу, помогли организовать обучение вживую), то бюджетные программы, нужно признать, загибаются. Какой смысл поступать на хореографическую специальность (даже в очень престижный ВУЗ), если тебя ждут танцы дома на кухне?! Сколько еще в таком формате продержатся несчастные программы? Вот и танцуют студенты по всему городу, только не на учебе, набираются знаний везде, где могут, только не в институтах…

Из этой череды итоговых показов выделю спектакль «Когда замерзает пруд» Сергея Медведева, который, кстати, с недавнего времени и сам преподает современный танец в одном из ВУЗов Санкт-Петербурга. Работа нежная, хрупкая, заставляющая задуматься о быстротечности жизни и важности встречи со Смертью. Речь идет в спектакле, конечно, об утках, одна из которых, встретив свою Смерть, прошла все стадии осознания неизбежности своего финала: от яростного сопротивления до смиренного принятия. Конечно, об утках…

«Когда замерзает пруд» Сергея Медведева

Здесь, безусловна видна была и техническая «прокачка» танцовщиков (образовательный проект «Танцкружок») – ребята демонстрировали сплав элементов техник танца модерн, приемы партнеринга. Но первую скрипку играла сюжетная линия, мастерски интерпретированная режиссером Медведевым (спектакль создан по мотивам произведения Вольфа Эрльбруха «Утка, смерть и тюльпан»). Трогательная история дуэта Утки и Смерти разворачивалась на глазах у зрителя неспешно поначалу, но приобретая постепенно все более пронзительные черты, проявленные пластически. К финалу уровень зрительской эмоциональной подключенности зашкаливал. Утка со Смертью обмениваются нежными прикосновениями в тишине, выхваченные лучом света – зрители, затаив дыхание, почти в трансе наблюдают за этой сценой, отчаянно умоляя про себя, чтобы свет не угасал так быстро. Пусть еще немного побудет с нами Утка, пусть Смерть пока отдохнет от своих жутких обязанностей…

«Когда замерзает пруд» Сергея Медведева

Отдельным художественным переживанием стали иллюстрации к этому спектаклю художницы Анны Гнидовской. Минималистичные изображения в несколько штрихов набрасывают атмосферу и эссенцию впечатлений от спектакля. В них словно само ощущение танца, а не его изображение.

Радостно, товарищи, радостно, в общем, что все живет и ликует, и ни какой ковид не возьмет нас покуда любим мы танец и верим в него!

P.S.: а вы знали, что словом «ликовать» в библейских текстах заменили слово «танцевать»?

3 комментария

  1. С большим интересом слежу за твоими, Мария, публикациями. Не всегда и везде я понимаю глубинный анализ искусства современного танца. Да это и понятно, т.к. я далека от мира танца. Но меня восхищает твоё глубокое видение танцевального спектакля, умение разложить всё «по полочкам» и донести идею спектакля или мысли авторов до студентов и, как в данном случае, до обычных зрителей-непрофессионалов. Ты прекрасно связываешь мир искусства, мир танца с жизнью и ситуацией, в которой сейчас живёт весь мир. «… все вроде бы жестоко ограничено и запрещено, но все как-то кипит и движется»… А на спектакле «Когда замерзает пруд» я словно побывала сама в период жёсткого карантина. Побывала на месте Утки , но только не смирилась с участью Утки, а продолжаю жить и вместе с родными и близкими приобщаться к творчеству, познавая его разнообразие и глубину.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s